Алекс Фергюсон «Лидерство». Глава 3. Собирая воедино. Часть 2

Планирование

Когда ты занимаешься управлением в какой-либо сфере, то должен быть настолько дальновидным, насколько возможно. Но если твоя сфера — это что-то вроде «Манчестер Юнайтед», перспектива видения совершенно другая. Иногда было возможно заглянуть на несколько лет вперед, а иногда было невозможно предсказать, что будет после ближайшего события, то есть в нашем случае ближайшего матча.

Для каждой игры требуется 11 игроков стартового состава и семь запасных, и вся наша организация была направлена на их подбор. Мне всегда было интересно, как отбираются игроки для команды, которая будет у нас через три года. Гораздо легче демонстрировать высокий уровень, когда работаешь с молодежью, помогаешь ей развиваться и проделать свой путь к успеху.

Это непросто, потому что необходимо просматривать и отсеивать миллионы парнишек, мечтающих стать футболистами. Это подразумевает просмотр десятков тысяч матчей, многие из которых проходят в дождливую погоду в унылой обстановке. Недавно я читал, что Стив Коппелл, который играл за «Юнайтед» с 1975 по 1983, прежде чем начать тренерскую карьеру, сказал: «Они как черепахи в южных морях, тысячи из них навсегда остаются погребены в песке, но нескольким удается достичь воды». Стив чертовски прав, за тем исключением, что в «Юнайтед» мы были заинтересованы в тех черепахах, которые, на наш взгляд, способны не только достичь воды, но и долго плавать в ней.

Когда я перешел в «Абердин» в 1978, у нас было два скаута, ко времени моего ухода у нас было 17 скаутов, которые отвечали за поиск многообещающих подростков, живущих в Шотландии. Результат изумлял. Когда «Абердин» играл в финале Кубка обладателей кубков с «Реалом» в 1983, на поле вышли восемь доморощенных футболистов, прошедших через все юношеские команды, и только трое приобретенных (и среди них был Гордон Стракан, уже бывший в клубе до меня).

Алекс Фергюсон и Гордон Стракан.

Алекс Фергюсон и Гордон Стракан.

Опыт моей работы с Гордоном только убедил меня в пользе работы с молодежью. Когда я пришел в «Абердин», его голова была занята другими вещами, потому что мой предшественник собирался его продать. Я приостановил трансфер до тех пор, пока не составлю собственное мнение, и мне понравилось то, что я увидел. Так что мы оставили Гордона, помогли ему развить свои навыки, в особенности умение действовать по всей ширине поля и оказываться на нужной позиции, и ему удалось оставить след в истории: блестящая карьера игрока за «Манчестер Юнайтед» и сборную Шотландии и тренерская карьера, пиком которой стала работы с национальной сборной своей страны.

В «Юнайтед» середины 80-х скауты работали повсюду: по всей Англии и Ирландии. Но у системы был серьезный недочет. Всего четыре скаута работали в Большом Манчестере и дальних городах региона, и только двое оставались на весь Манчестер. Чтобы усилить это слабое место, мы изменили систему руководства молодежной академией и стали работать с новыми силами под руководством Леса Киршоу, которому помогали Нобби Стайлз и Брайан Кидд, которые играли в команде-победителе Европейского Кубка в 1968 и знали местность. Лес был по-настоящему необычной находкой. Он изучал химию в Городском университете Манчестера и работал на полставки скаутом в «Арсенале», когда Бобби Чарльтон впервые упомянул о нем. Лес привнес беспристрастную детальность научной лаборатории на «Олд Траффорд» и сделал огромный вклад в преобразование основ нашей программы по подбору молодежи. Скауты работали на полставки, и мы ввели систему поощрений. Они получали фиксированную недельную зарплату и бонусы, если парень, подписанный клубом по их наводке, пробивался в первую команду или в национальную сборную. Им также платили надбавки, если игрок оставался в клубе на протяжении нескольких лет.

Оглядываясь назад, наилучшим свидетельством значения молодежи для команды был состав «Юнайтед», взявший Требл в 1999. Состав включал в себя 30 игроков, из которых 15 были моложе 25 лет. Среди них был Дэвид Бекхэм, ставший отличной рекламой работы юношеской команды. Мы впервые услышали о Дэвиде в 1986, когда ему было 12 лет, и его заприметил наш скаут Малкольм Фиджен. Настоящий прорыв для Дэвида произошел, когда он встретил Бобби Чарльтона во время посещения футбольной школы легенд «Манчестер Юнайтед». Так сложилось, что в 1986 году мы впервые услышали и о Райане Гиггзе. Райан и Дэвид дебютировали за первую команду, когда им было по 17 лет. Ники Батту и Гари Невиллу также было 17 лет, Филу Невиллу было 18 и Полу Скоулзу 19.

Влияние нашей программы работы с молодежью впервые было замечено на старте сезона 1995/96, когда 6 из 13 игроков, задействованных мною в проигранном матче против «Астон Виллы», были выпускниками нашей академии. Телевизионный эксперт Алан Хансен оценил итоговый результат и вынес вердикт для британской публики тем вечером: «Вы ничего не выиграете с детьми». Я всегда придерживался противоположной точки зрения: вы ничего не выиграете без детей.

Молодые игроки способны вдохнуть невероятный дух в команду в целом, и молодой игрок также никогда не забывает человека или систему, которые впервые предоставили большую возможность. Он отплатит вам преданностью на протяжении всей карьеры. Для молодых игроков нет ничего невозможного, они будут пытаться и продираться сквозь заборы с колючей проволокой, а более опытные игроки попытаются найти вход. Каждое поколение повышает уровень игры, потому что оно стоит на плечах всех предшествующих поколений. Сегодня это справедливее, чем было когда-либо, благодаря телевидению и возможностям скаутских систем больших клубов. Телевидение означает, что мальчишки по всему миру могут смотреть на Лионеля Месси и Криштиану Роналду. Я уверен, что тысячи из них стараются повторять финты Лионеля или движения Криштиану. А где-то будет пара ребят, которые попытаются превзойти навыки своих героев, и когда-то и они вдохновят новое поколение выйти на еще больший уровень креативности.

2015-11-10 14-12-45

Мне кажется, что то, как мы воспитывали молодых игроков, — это похоже на то, как новички обучаются работе в крупных компаниях. У нас были особые игроки и структура, в которой дороги к успеху для них были столь же протоптаны, как и такие же дороги для выпускника колледжа присоединяющегося к компании в качестве стажера и мечтающего однажды занять пост вице-президента, исполнительного или генерального директора. Ступенями карьеры в «Юнайтед» были молодежная академия, команды А и Б, резервисты и основная команда. Молодежный кубок Англии был важен по нескольким причинам. Он давал молодым игрокам почувствовать вкус тяжелого турнира, ту степень подготовки, которая потребуется для жизни в первой команде, и ощутить разницу между победой и поражением.

Когда мы находили талантливых молодых ребят, занимались ими обстоятельно. Мы устраивали им бесконечные просмотры и не стеснялись говорить, над какими конкретными аспектами игры необходимо работать. Мы хотели быть уверенными, что они максимально развили навыки, необходимые для достижения успеха, поэтому молодежная академия была не местом для развлечения. Игроки находились под пристальным надзором Эрика Харрисона и усердно занимались по вторникам и четвергам, в дни тренировок, к которым привлекались тренеры первый команды. Арчи Нокс и я поставили себе цель присутствовать на этих тренировках, и Эрик заставил ребят чувствовать, что эти тренировки так же важны, как кубковый финал. Некоторым из них работа с Эриком пугала куда больше, чем работа со мной. По мере того, как ребята набирались опыта, мы немного ослабляли хватку, и в итоге, если они пробивались в первую команду, мы могли требовать, чтобы они довели некоторые аспекты своей игры до совершенства, но в целом задача руководства менялась. Мы знали, что они обладают навыками и верили в их умение, поэтому наш фокус смещался в сторону их эмоциональной и психологической установок. Мы также защищали их от журналистов. Например, Райан Гиггз дал свое первое интервью, когда ему уже было 20, и дал он его Хью МакИлванни из «Сандэй Таймс», которому мы доверяли.

Один из способов совмещения молодости и опыта – оставался вне досягаемости для объективов телекамер. Взрослые игроки вроде Брайана Робсона и Даррена Флетчера постоянно играли с резервной командой. Это должно было подстегнуть молодых парней, на которых мы рассчитывали в дальнейшем. Даже если опытные футболисты просто появлялись на кромке поля и наблюдали за молодежной командой, это помогало игрокам набраться уверенности. Так делали Брайан Робсон, Стив Брюс, Брайан МакКлэр, Гари Невилл также помогал молодым игрокам разбираться со своими контрактами. Каждый помогал молодежи по-своему, Гари постоянно критиковал их, но делал это, потому что хотел, чтобы они добились успеха. Стоит заметить, что когда сам Гари пришел в состав, он был под таким же давлением со стороны Петера Шмейхеля. Когда Райан Гиггз пробился в первую команду, ему по-настоящему помог Пол Инс, взявший его под свою опеку. Со мной происходило то же самое в «Сент-Джонстоне», когда за мной присматривали трое старших игроков: Джим Уокер, Джимми Литтл и Рон МакКинвен. В «Юнайтед» Эрик Кантона продемонстрировал один из лучших примеров опеки молодых игроков, когда после того, как весь состав сделал вклад в лотерею по случаю финала Кубка Англии, каждому был предоставлен выбор: забрать свою долю или остаться в игре и попытаться победить. Все молодые игроки, такие как Дэвид Бекхэм и Гари Невилл, забрали свои доли, но Пол Скоулз и Ники Батт остались в игре. Когда Эрик победил, он отдал весь свой выигрыш Полу Скоулзу и Ники Батту, которые только пришли тогда в первую команду, и для которых 7 500 фунтов равнялись примерно двухмесячной зарплате. Объяснение было типичным для Эрика: «Потому что у них есть яйца».

2015-11-10 14-19-34

Это так подстегивает молодого игрока, когда он знает, что у него есть наставник, которому он может доверять и который забоится о нем от чистого сердца. Контакт между игроками более естественен, чем между тренерским штабом и игроком. Отчасти это так в силу нормального иерархического барьера, существующего между работником и начальством. Другая причина — разница в возрасте. Например, к концу моего пребывания в «Юнайтед» для Джеймса Уилсона было гораздо проще общаться с Патрисом Эвра, чем со мной, потому что я годился ему в дедушки. Можно многое сказать либо о правильном выборе, либо об удачном сочетании, которое помогает найти нужного наставника. Лучшие из них могут изменить вашу жизнь.

Неважно, насколько усердно мы работали с молодежью, «Барселоне» это все равно удавалось лучше, чем любому другому клубу. Перехватывает дыхание от того, как они превращают талантливых парнишек в одних из лучших футболистов в мире. Это демонстрирует пользу долгосрочных вложений в игроков и также тренировок, в смысле организации. Великолепная командная работа логично следует из близкого знакомства и установления прочных связей с другими. В компании люди, работающие вместе на протяжении долгого времени, знают, как поведет себя другой человек в определенной ситуации, а иногда даже способен предугадать, что собирается сказать его коллега. То же самое работает и на футбольном поле. Наиболее удивительным примером остается трио Месси-Иньеста-Хави в «Барселоне». Эти трое знали друг друга настолько хорошо, что от их игры в собачку между собой у вас могла закружиться голова. Это было все равно, что смотреть на вращающуюся карусель.

У Арсена Венгера в «Арсенале» был свой подход к формированию команды на долгий период. Когда он приехал в Англию, его стратегия базировалась на знании французского футбола, и его метод развития команды состоял в покупке большого количества французских игроков чуть старше двадцати лет, таких как Тьерри Анри, Патрик Виейра и Николя Анелька. В последнее время Арсен изменил свой подход и потратил большие суммы на Месута Озила и Алексиса Санчеса, а также купил таких молодых английских игроков как Окслейд-Чемберлен, Уолкотт и Чамберс.

В мое последнее десятилетие в «Юнайтед» мы работали похожим образом. Мы просто расширили поле своей деятельности и купили близнецов Да Силва из Бразилии, когда им было 17, итальянского центрального нападающего Джузеппе Росси, которого позднее продали в «Вилльяреал», и Жерара Пике из «Барселоны», которому тоже было всего 17. В Англии игрокам можно в 16 лет предложить профессиональный контракт, который будет заключен, когда им исполнится 17. Испанские нормативно-правовые акты тогда позволили нам предложить Пике контракт в 16, но испанские клубы не могли так делать и поэтому не могли защитить своих воспитанников. То же самое было с Сеском Фабрегасом, когда он перешел в «Арсенал».

Наш акцент на воспитание молодежи усилился с годами, и система подготовки улучшилась. Глобальная сеть «Юнайтед» по поиску лучших молодых игроков расширилась и работала независимо от того, в какой стране они играли: Македа (Италия), Поссебон (Бразилия) и Янузай (Бельгия). За последние мои сезоны в «Юнайтед» мы заключили контракты сразу с несколькими молодыми игроками: Тайлером Блэкеттом, Пэдди МакНейром, Джеймсом Уилсоном, Андреасом Перейрой и Уиллом Кином. Если бы я мог это сделать, то убедился бы, что всем сыновьям игроков «Юнайтед» будет предоставлена возможность тренироваться в нашей юношеской системе. Все возможные инвестиции, способные привлечь молодых ребят и особенно убедить их родителей, важны. Любой родитель хочет лучшего для своего ребенка, и клубы, демонстрирующие подобную поддержку, укрепляют свои позицию в плане договоренностей. Гораздо тяжелее продать мечту, если ты не можешь предоставить возможности, которые на самом деле будут предоставлены.



Все книги на Wemberley