Стивен Джеррард «Моя история». Глава 2. Смена сезонов. Часть 2

Мы закончили первый сезон при Брендане на седьмом месте, это на одну позицию выше, чем было при Кенни Далглише годом раннее. В мае 2013 президент клуба Тони Варнер обнадежил болельщиков в интервью Liverpool Echo:

«Брендан невероятно прогрессирует. Он большой стратег, сумевший продемонстрировать сильные лидерские качества. Честно говоря, есть небольшое разочарование, что мы не закончили выше в таблице, но команда идет на поправку. Зимние приобретения в лице Дэниэла Старриджа и Филиппе Коутиньо проявили себя хорошо. Мы забили намного больше мячей, чем в предыдущем сезоне. Под руководством Брендана клуб определенно движется в верном направлении. Наша цель — укрепить состав летом».

На старте нового сезона, сохранив Суареса, клуб подписал несколько молодых футболистов для замены Карры. Я также верил в Брендана и был воодушевлен прибытием новых игроков, таких же талантливых, как Старридж и Коутиньо. Однако у меня не было уверенности в том, что подписали нужных, даже несмотря на то, что до закрытия летнего трансферного окна оставалось еще несколько недель. Энди Кэрролл и Стюарт Даунинг перешли в «Вест Хэм», в то время, как Джонжо Шелви заключил контракт со «Суосни», а «Болтон» подписал Джея Спиринга.

1 сентября 2013 года к нам перешел Мамаду Сако за 12 млн фунтов из ПСЖ. Кроме него прибыли еще шестеро новичков. Яго Аспас («Сельта», 9 млн фунтов), Симон Миньоле («Сандерленд», 9 млн фунтов), Луис Альберто («Севилья», 6,8 млн фунтов), Тиаго Илори («Спортинг», 6,8 млн фунтов), Коло Туре («Манчестер Сити», свободный агент) и Виктор Мозес («Челси», аренда) — вот полный список.

Альберто и Аспас — два прекрасных парня, обладающих хорошей техникой. Они могли играть «в стенку» и отдавать хорошие передачи. В играх пять на пять и семь на семь оба смотрелись неплохо. Было понятно, за счет чего они себя так хорошо зарекомендовали в более техничной испанской лиге.

Но как только я увидел их в раздевалке, то сразу понял, что эти футболисты не смогут себя проявить в Премьер-Лиге. Все дело в физических данных. Они выглядели словно пятнадцатилетние. Тогда я подумал: «Господи, как же вы справитесь с Джоном Терри, Эшли Уильямсом и Райаном Шоукроссом?».

Сразу стало понятно, что Аспас не сможет сыграть единственного нападающего. В паре с кем-нибудь? Возможно. Он достаточно умен, но мы редко играем с двумя форвардами. Девять миллионов фунтов могли быть потрачены впустую. И я оказался прав. Уже следующим летом Яго отправился в аренду в «Севилью» с возможностью подписать трехлетний контракт и остаться в Ла Лиге.

В целом уже после первых двух тренировок можно судить о том, справится ли новичок. Интуиция редко меня подводит. После недели занятий все становится на свои места. У каждого может выдаться пара неудачных дней, но редко бывает так, что на протяжении недели человек не может ничего показать. Можно оценить физические данные футболистов, их атлетизм и силу, а затем быстро сделать вывод.

Некоторые игроки доказали, что я был неправ. Первый сезон Джордана Хендерсона был очень плох, казалось, что он неуверен в себе. Было несколько тренировок и матчей, в которых Джордан выглядел вяло. Тем не менее я видел, что временами он был очень хорош. Что еще более важно — в некоторых матчах были заметны проблески в его игре, и я подумал: если бы Джордан был уверенней в себе, то заслужил бы поддержку болельщиков и стал бы хорошим футболистом. Я решил, что ему нужна помощь и дружеское плечо. С того момента он стал невероятен. Хендерсон стал капитаном «Ливерпуля» после меня, и я верю в него и как в игрока, и как в человека.

Так что если я сужу о ком-то заранее, то окончательно не списываю его со счетов. Некоторые футболисты удивили меня и заставили поменять мнение о них. Хавьер Маскерано в начале испытывал сложности, он плохо играл в пас, адаптация требовала времени. Сперва я подумал: «Я не уверен насчет него», но после пяти-шести матчей Хавьер выглядел довольно сильно. Сейчас он стал великолепным игроком в «Барселоне», но потребовалось немного времени, чтобы раскрыть его талант.

Техника и талант имеют наибольшее значение. Например, я знал, что Хаби Алонсо был отличным футболистом до того , как в 2004 году он пришел к нам из «Реал Сосьедада». Однако как только мы начали отрабатывать игру в пас, я увидел, как Хаби отдает передачу на тридцать метров, едва касаясь мяча. Мне понадобилось две минуты, чтобы убедиться в том, что «Ливерпуль» приобрел великолепного футболиста, а я получил напарника мечты.

В отличие от него, я понимал, что Альберто, Аспас и Фабио Борини вряд ли смогут себя зарекомендовать в Премьер-Лиге. Борини очень быстрый игрок, но после двух тренировок стало очевидно, что он не сможет стать нападающим «Ливерпуля» — и уж точно не ровня Фаулеру, Оуэну, Торресу и Суаресу. Я лишь надеялся, что Фабио станет футболистом типа Хавьера Эрнандеса, который выходит на замену и забивает голы тогда, когда это больше всего нужно. Но Борини был отправлен в аренду в «Сандерленд». Ему давали шанс, но он не смог им воспользоваться.

Другим сильным игроком, который покинул нас в то межсезонье, стал Пепе Рейна. Он ушел в «Наполи», к Рафе Бенитесу. Симон Миньоле занял его место в воротах. У меня были сомнения. Я знал, что Симон хорошо играет, у него была отличная статистика в «Сандерленде», но по воротам клуба невысокого класса бьют намного чаще. Поэтому легче попасть в сюжет Match Of The Day про лучшие сейвы. Совсем иначе тебя судят, если ты номер 1 в «Ливерпуле». Люди оценивают не только по тому, как ты можешь отражать удары. Воротам «Ливерпуля» угрожают не так часто, поэтому тебя будут судить за то, как умеешь играть ногами, за выносы мяча и за умение играть на выходах.

Я знал, что Миньоле прекрасно может отражать удары, в этом компоненте, я думаю, он сильнейший вратарь Премьер-Лиги. Конечно, Симон — хороший парень, который упорно трудится на тренировках. При этом я был не уверен, что он сможет вписаться в систему Брендана Роджерса, в которой вратарь должен уметь играть ногами и быть всегда внимательным, даже когда долгое время возле его ворот ничего не происходит.

Вскоре мы больше узнали и о нашем голкипере, и о команде.

«Энфилд», 17 августа 2013 года. Суббота.

Первая игра нового сезона всегда многообещающая. Перед стартовым свистком рёв раскатывается по «Энфилду». Домашняя встреча с «Сток Сити» в субботний дождливый и ветреный день середины августа напоминала классический английский дневной матч — только из-за требований телеканалов игра начиналась в 12:45, а не в 15:00, как было раньше. Что ж, по крайней мере, наш матч был первым в списке.

Пока мы разминались перед матчем, стадион во весь голос распевал «You’ll Never Walk Alone». Безбрежное красное море окружало меня: футболки, шарфы, флаги и баннеры. Я видел несколько огромных баннеров «Justice for the 96» с белым фоном и красными буквами на нем. Моему двоюродному брату Джон-Полу, убитому на «Хиллсборо», исполнилось бы тридцать четыре года. На других флагах, развевавшихся на ледяном ветру, было написано просто число 96. Остальные зрители были в предвкушении футбола, ведь возвращался восторг от игры, которую мы все любим.

Знакомое лицо Билла Шенкли, как и мое, красовалось на огромных растянутых флагах, рядом с другими баннерами. Мое внимание привлекла надпись «Погрузите нас в мечту», а хор на Копе пел все громче и громче. Я бы потерял это глубокое чувство, эту искреннюю любовь и преданность, если бы перешел в «Челси» восемь лет назад. Променяв «Энфилд» даже на такой стадион, как «Бернабеу», я бы больше никогда не услышал это пение, от которого волосы встают дыбом.

Я вновь почувствовал, какие надежды возлагают болельщики на сезон, и подумал: «Ну, поехали. Новый сезон, вперед к мечте».

Луис Суарес, конечно, все еще отбывал дисквалификацию. Он сидел на трибунах и угрюмо наблюдал за тем, как мы разминались, катая мяч по скользкому от прохладного летнего дождя полю. Луиса очень тепло поприветствовали на парковке «Энфилда» — еще приятнее было видеть его улыбку от такой поддержки болельщиков «Ливерпуля». В его отсутствие Брендан решил поставить Аспаса в основной состав вместе со Старриджем. Рахим Стерлинг и Альберто остались в запасе.

Я подошел к центральному кругу. Мартин Аткинсон, мой самый нелюбимый арбитр, уже ждал. Он показал мне столько желтых и красных карточек, что на всю оставшуюся карьеру хватит. Не переношу его. Едва заметно улыбнувшись Райану Шоукроссу, капитану «Стока», я пожал его руку и пожелал удачи. Я был уверен, что он облизал губы не для того, чтобы попробовать капли дождя, а чтобы напугать Аспаса, и так дрожащего от холода.

Аткинсон бросил монету, нам выпал орел. Я сообщил, что мы, как обычно, начнем игру лицом к трибуне Энфилд Роуд. Мы оставляли Коп на второй тайм. Я повернулся к своей команде. Последние слова были сказаны, мы пожали друг другу руки. Вся суета и неразбериха межсезонья забыты. Я даже не думал об Алекс, девочках, родителях и моем брате Поле. Все отошло на второй план, и только одно было важно в течение следующих полутора часов. Мы должны были начать сезон с победы.

«Ливерпуль» начал бодро, но «Сток», возглавляемый Марком Хьюзом, который сменил Тони Пьюлиса, был очень организован. На второй минуте я исполнил штрафной, но Шоукросс выпрыгнул выше всех и выбил мяч. Мы были довольно мобильны, а Старридж и Коутиньо были полны энергии и сил. Очень хорошие футболисты.

«Сток» — упрямая команда, и они смогли ответить нам. Первый опасный момент у наших ворот был создан на девятой минуте, когда Симон Миньоле хотел сыграть на выходе. Наш новый вратарь неуверенно выпрыгнул и был сбит Питером Краучем, вернувшимся на «Энфилд» в качестве соперника. После неразберихи в штрафной мяч попал к Роберту Хуту, который в одно касание пробил метров с семи. Мяч угодил в перекладину. Нам повезло, что эта возможность предоставилась их габаритному защитнику, а не нападающему.

Несколько минут спустя я в очередной раз исполнял штрафной. На этот раз подача вышла идеальной, Старридж послал мяч головой в сетку ворот «Стока». «Энфилд» взорвался от радости, но боковой арбитр поднял флаг. Старридж был в небольшом офсайде, но всё же я был впечатлен тем, с какой легкостью он нашел свободное пространство в штрафной площади соперника.

Следующим мою коронную подачу получил Коло Туре. Я подавал угловой справа и увидел, что наш новый защитник затаился на линии штрафной и готов ринуться вперед. Я навесил на ближнюю штангу. Удар Коло пришелся в штангу. Мяч отскочил обратно к Туре, но тот повторным ударом не попал по нему, а затем Старридж с острого угла запустил мяч гораздо выше ворот.

Старридж постоянно создавал «Стоку» проблемы и наконец забил гол. Асмир Бегович совершил несколько отличных сейвов, но на тридцать седьмой минуте оказался бессилен. Я выдал длинную передачу на Хендерсона, который нашел пасом Старриджа. Дэниэл откатил на Лукаса, который передал мяч Аспасу. Аккуратная поперечная передача на Старриджа, который пробил точно и мощно. Мяч пролетел между ног Хута и залетел в правый угол ворот Беговича. 1-0.

Дэниэл поднял руки и замер, как статуя, ожидая, когда мы подбежим его поздравлять. Он забил свой первый гол в сезоне, и, судя по всему, это было только началом.

Ближе к перерыву Миньоле совершил отличный сейв, парировав удар Джона Уолтерса в левый угол. Спустя несколько минут Лукас выбил мяч с линии ворот. После первого тайма были смешанные чувства, но мы вели в счете.

Во втором тайме мы взвинтили темп, но «Сток» был все также хорошо дисциплинирован. Бегович также совершил блестящий сейв после удара Хендерсона, который затем пробил в штангу. Стерлинг заменил Аспаса, но Асмир оставался в хорошем расположении духа. Он сумел отразить мой штрафной, который, казалось, уже должен был влететь в правый верхний угол.

«Сток» чуял вкус и близость ответного гола и одного очка. «Энфилд» был весь на нервах. Наш бывший одноклубник Чарли Адам вышел на замену и попытался исполнить свой фирменный трюк — забить с центра поля. В 2015 году ему удастся это сделать, но в этот раз Миньоле парировал. В концовке «Стоку» удалось нас прижать. Стерлинг сфолил на Джероме Кэмероне, «гончары» получили право пробить штрафной удар с левого фланга. Прошло восемьдесят восемь минут игры. Мы все стянулись к своей штрафной.

Штрафной был разыгран, и Аггер поднял правую руку, чтобы левой ногой заблокировать навес. Мяч попал ему в руку.

Пенальти.

Мы даже не спорили. В том, что Мартин Аткинсон назначил пенальти в ворота «Ливерпуля», не было ничего удивительного. Но в этот раз он был прав. Аггер сыграл неаккуратно, будто специально выносил мяч рукой. Я опустил голову. Потерять два очка дома в первой игре было равносильно гибели. Все мои надежды и чаяния улетучились.

Я стоял на линии штрафной площади напротив ворот, справа от мяча. Все внимание на Миньоле. Он совершил один блестящий сейв, но когда дело доходило до выносов мяча, на протяжении всего матча он действовал неуверенно. Симон также ошибся при выходе из ворот в начале матча. В дебютном матче уверенность его явно не переполняла.

На протяжении последних нескольких сезонов я верил в то, что Пепе Рейна сможет отразить пенальти, но не был так уверен в Миньоле, потому что плохо его знал.

Джон Уолтерс был готов пробить. Он хороший футболист, этот Уолтерс, поэтому мне казалось, что он забьет. Я стоял и смотрел на Симона, как тот прыгал на линии ворот, высоко подняв руки в надежде на то, что сможет отвлечь Уолтерса.

Аткинсон дал свисток. Уолтерс разбежался и ударил в правый от Миньоле угол.

Наш вратарь прыгнул и совершил невероятный сейв, встал и отразил удар на добивание от Кенуайна Джонса. Все закончилось угловым для «Стока». Да, Симон, ты красавчик!

Мы все побежали к нему. Туре, Хендерсон и Джонс добрались первыми, я же обогнал Аггера, Лукаса и Хосе Энрике, перепрыгнул всех и схватил Симона за шею, левой рукой сотрясая воздух. Я кричал что-то невнятное ему, потому что был счастлив, но Миньоле продолжил выполнять свои вратарские обязанности. Он широко открыл глаза, показал на угловой флажок и начал кричать на нас. И был прав. Симон вернул нас в реальность, при подаче углового мы смогли отбиться. Благодаря отраженному пенальти на последних минутах матча счет остался прежним — 1-0.

Наш сезон стартовал — за полчаса до начала остальных матчей субботнего игрового дня.

«Мы на вершине таблицы!», — улыбаясь, говорил Роджерс.

Следующим был выездной субботний матч против «Астон Виллы». Его тоже транслировали по телевизору, но начало было запланировано на 17:30. Как только мы сели в поезд до Бирмингема, мне стало понятно, насколько все изменилось после ухода Карры. Мы всегда сидели вместе, а теперь его не было. Хорошо, что у меня еще остались друзья, с которыми можно было провести время. Естественно, решил присесть с Полом Смоллом или Крисом Морганом, нашим главным физиотерапевтом, который знал обо мне и моем теле больше, чем кто-либо еще в клубе.

Пол — один из наших массажистов, отличный парень. Он работал и со сборной Англии, поэтому я всецело ему доверял. Роб Прайс — еще один физиотерапевт, которого я безмерно уважаю.

Крис присоединился к нам в начале сезона 2005/06, сразу после стамбульского финала и моего решения не уходить из «Ливерпуля» в «Челси». Сперва он был физиотерапевтом резервной команды, иногда помогая в работе с первой. Крис так хорошо справлялся со своей работой, что все чаще и чаще я стал обращаться к нему, беспокоил ли меня какой-либо пустяк или же более серьезная проблема.

С годами я научился полностью доверять Крису, неважно было ли это в течение моего восстановления после травмы или когда делился с ним своими сомнениями. Крис помог спасти мою карьеру несколько раз, и в самый трудный момент, когда мне казалось, что все закончится в 2011 году, он и клубный доктор Заф Икбал познакомили меня с психотерапевтом Стивом Питерсом, который так много сделал для меня в течение последних трех с половиной лет в «Ливерпуле». Стив и Крис помогли мне, как психологически, так и физически, поэтому я многим обязан им.

Помню, как раскрылся перед Крисом. Мы полетели в Германию, где мне предстояла операция по удалению грыжи. Все эти дни он провел со мной, наблюдая за хирургами, чтобы понять каждое их действие. Мы провели много времени вместе в Германии между операциями и восстановлением, наши беседы стали очень искренними.

Это было что-то вроде приватной беседы, которой я сторонился, будучи в футбольном окружении. Но мы были одного возраста и происхождения, поэтому мне было комфортно, и я мог открыться Крису.

Итак, по пути в Бирмингем и в каждой поездке с командой было ясно, что я сяду рядом с Крисом. В автобусе обычно едет много молодых ребят, но я держу дистанцию с ними. Мне не хотелось докучать им, так как я прежде всего их капитан. Мне было тридцать три года, а некоторые из них (например, Рахим Стерлинг и Джонатан Айб) были еще подростками, другим — например, Коутиньо — было немного за двадцать. Я для них был староват, я уже добился намного большего, чем любой из них. Поэтому мне нужно было удостовериться, что никто не чувствует себя не в своей тарелке. Я всегда давал понять, что ко мне можно обратиться за помощью.

Я никогда не ходил по ресторанам с молодежью, никогда не проводил с ними время вне футбола. Мы можем вместе пошутить, посмеяться, но лучше, когда они предоставлены самим себе. Иногда, когда я нахожусь рядом, вокруг слишком тихо. Но мне это понятно, ведь будь я старше на пару лет, то годился бы им в отцы. Ужасная мысль.

Мне понравилось, что однажды сказал Брендан на общекомандном ужине: «Приходи, покажись, посиди немного — так ты продемонстрируешь, что ты их лидер. Но нужно давать молодым ребятам больше пространства, поэтому сегодня лучше уйди пораньше. Езжай домой к Алекс и дочкам».

Это был блестящий совет. А ещё я подумал: «Что ж, я ведь всего на пять лет моложе Брендана».

Конечно, на общекомандных мероприятиях я общался со всеми, но гораздо легче было общаться со старшими футболистами — Гленом Джонсоном, Брэдом Джонсом и Мартином Шкртелом.

В автобусе мне составлял компанию Крис, он многое знал о футболе. Он знал меня как свои пять пальцев, и понимал, какие слова подобрать в случае поражения «Ливерпуля». Это заняло какое-то время, но я дал ему четко понять, что хочу, чтобы он был со мной предельно честен. Мы пришли к этому после того, как я начал посещать Стива Питерса. На самом деле Стив дал разрешение Крису быть со мной полностью откровенным.

Крис очень чуткий человек, он всегда выжидал нужного момента, чтобы сказать, что я сделал ошибку или уровень моей игры немного упал. И, поскольку он никогда не лизал мне зад, его высокая оценка моей игры многое значила.

Если вы поставите себя на мое место, то увидите, что иногда никто не желает честно сказать о том, как вы сыграли — будут раздувать все хорошее и пропускать плохое. Это очень мило, но я, как и любой другой человек, ценю тех, кому могу доверять, как Крису, который честно может сказать, что он думает.

Мы часто обменивались смс-ками, обсуждая какой состав лучше выставить на игру. Тогда мы, как и Брендан, с радостью бы не вносили в состав на матч с «Виллой» никаких изменений. Тренер желал постоянства, и у нас что-то начало получаться: учитывая последние восемь матчей прошлого сезона, у нас была серия из девяти игр без поражений, в семи из них были добыты победы.

В тот прекрасный солнечный вечер Старридж и Миньоле вновь повлияли на ход поединка. В середине первого тайма Старридж прорвался по левому флангу, сместился в центр и отдал мяч мне, я сыграл на Лукаса, который отправил в прорыв Хосе Энрике. Испанец сделал пас, который Коутиньо остроумно пропустил между ног, мяч попал к Старриджу.

Он был окружен тремя защитниками, но продемонстрировал сногсшибательную технику, проскочил мимо Рона Влара и ушел вправо. Брэд Гюзан выскочил из ворот ему наперерез, но Старридж прокинул мяч правой ногой и забил левой с острого угла — потрясающий гол.

Старридж побежал к боковой линии, размахивая от восторга руками. Затем он повернулся ко мне, мы успели хлопнуть в ладоши, прежде чем нас окружили Туре, Хендерсон и Коутиньо.

Габриель Агбонлахор и особенно Кристиан Бентеке доставили нам немало хлопот, заставив Миньоле пару разу спасти команду. Оба момента создал Бентеке — для Аггера и Туре он был кошмаром. Первый произошел перед перерывом, когда Кристиан раскачал Туре и ушел от него, а затем нанес удар в левый угол ворот. Симон справился. В конце матча случился еще более опасный эпизод, когда Бенетеке остался один после скидки головой от Томаса Элениуса. Бельгиец с полулета снова пробил в левый угол ворот. Миньоле справился и перевел мяч на угловой. Невероятный сэйв, который выглядел еще ярче, так как Бентеке находился всего в 7 метрах от ворот.

Две игры, шесть очков. После матча Брендан был воодушевлен, но оставался реалистом. Старридж перешел к нам за 12 млн фунтов восемью месяцами ранее, до этого у него были сложные периоды в «Челси» и «Манчестер Сити» . За «Ливерпуль» он забил 12 мячей в 16 матчах. После игры Брендан Роджерс отметил: «Если он сохранит свою текущую форму, то станет грозой для любой команды. Посмотрите на него, можно подумать, что это бразильский нападающий, с такими-то физическими данными, скоростью и мощью. Англии повезло, что он выступает за нее, потому что Старридж — это большой талант, но он также понимает, что ему нужно быть более стабильным. Ему нужны игры и голы.

Разница между тем, что Дэниэль показывал в „Челси“, „Манчестер Сити“ и здесь довольно ясна. Будучи молодым игроком среди звезд, ему нужно было бороться за место в составе. Здесь он чувствует себя комфортно. Рядом с ним капитан сборной Англии Стивен Джеррард, он ему помогает и дает советы. Все его напарники трудятся, работают и сражаются, и теперь он часть всего этого. Сегодня мы счастливы и за него, и за команду».


Адаптация и редакция второй главы Сергей Гомель.



Все книги на Wemberley