Стивен Джеррард «Моя история». Глава 3. Через тернии к празднованиям. Часть 1

Третий тур чемпионата, домашний матч с «Манчестер Юнайтед». Знаковое событие. В прошлом отношения с «Юнайтед» были настолько враждебными и ожесточенными, что это передалось и мне. Я всегда жаждал сыграть против них, неважно, что мы чаще проигрывали, чем одерживали верх. Для Даниэля Старриджа всё было иначе. О том матче у меня сохранились только воспоминания, как мы строили игру, и о Дэниэле. Он чувствовал, что находится в критической ситуации как с точки зрения фитнеса, так и в плане желания играть. Встречаться с «Манчестер Юнайтед» без Луиса в составе и так было сложно. Если бы мы потеряли ещё и Дэниела, то боекомплект наш был бы практически исчерпан.

Перед матчем мы заселились в отель «Хоуп Стрит» и, как обычно, всей командой отправились на прогулку. Я шёл так, чтобы быть рядом с Дэниэлом все эти 15 минут. Я должен был попытаться убедить его сыграть. Мы нуждались в нём, чтобы добыть три очка в противостоянии с «Юнайтед». Иначе пришлось бы играть с Аспасом на острие. У него были удачные моменты, но я был более чем уверен — испанцу не хватало физической мощи и силы, чтобы вести «Ливерпуль» за собой. Единственный шанс победить «Юнайтед» — со Старриджем на острие атаки.

Дэниел принадлежит тому типу людей, кого необходимо подбадривать фразами вроде: «Ну давай, ты у нас главный. Мы нуждаемся в тебе — просто сделай это». Луис в таких словах не нуждался. Он был словно несокрушим. Кажется, он не пропустил ни одной игры «Ливерпуля» из-за травмы. Я дважды видел Луиса, входящего в медицинский кабинет «Ливерпуля»: в одно из этих посещений Луис просто взял пакет со льдом и тут же вышел. Он особо не посещал врачей. Помнится, он играл против «Арсенала» с травмой подколенного сухожилия. Такой у него менталитет. Луис Суарес ради тебя пробъется хоть сквозь кирпичную стену.

Некоторые талантливые игроки могут обладать и дополнительной одарённостью — жёсткость, стойкость, безграничная уверенность. Другие более уязвимы и подвержены сомнениям. Всё очень просто.

У Луиса и Дэниела разные менталитеты. О Луисе я знаю абсолютно всё, поэтому сразу заметил: Дэниел из тех, кого нужно постоянно подбадривать. Перед игрой с «Манчестер Юнайтед» всё было ещё сложнее. Он по-настоящему разнервничался и чувствовал себя не в своей тарелке.

Перед прогулкой я пообщался с нашими физиотерапевтами, Крисом Морганом и Гленом Дрисколлом, насчёт его здоровья — если он не готов физически, то убеждать его выйти на поле не имело смысла. Про своё здоровье я тоже немного переживал, поэтому экспертное заключение Криса и Глена было важно. Я хотел услышать: «Ты в норме. Можно играть. Не беспокойся».

Я спросил у них: «Как дела у Дэниела?». Крис взглянул на меня: «Думаем, он готов. Есть небольшая проблема с бедром, но мы уверены — всё будет в порядке. Кажется, его нужно просто подбодрить».

Глен подтвердил эти слова, что придало мне ещё больше уверенности.

Дэниел только оправился от травмы лодыжки, полученной летом в расположении сборной Англии. К сезону ему пришлось готовиться по индивидуальной программе, а затем, в отсутствие Луиса, он сразу же попал в стартовый состав.

После матча с «Виллой» мы сыграли против «Ноттс Каунти». Встреча в рамках Кубка Лиги состоялась посреди недели. Игра была не очень. После первого получаса мы вели 2–0, но по истечении 60 минут игру отпустили. «Каунти», команда из Лиги 1 [третий по силе дивизион], сумела ответить, и к 84-й минуте счёт сравнялся. 2–2. В дополнительное время мы вырвали победу со счётом 4–2, Дэниел провёл на поле все 120 минут. В концовке встречи мы очень в нём нуждались, потому что пришлось играть вдесятером. Все три замены уже состоялись, заменить травмировавшегося Коло Туре было некем. Коло порвал паховые мышцы. Дэниелу пришлось прорываться в одиночку, но он сумел забить два мяча.

Бедро снова его беспокоило, у него была небольшая травма. Но медики были уверены: он спокойно сможет выйти на матч против «Манчестер Юнайтед». Крис не сказал, надолго ли его хватит, но в конце концов поддержал мою идею, что Дэниеля необходимо убедить в его нормальном физическом состоянии. Он и другие физиотерапевты, да и наш менеджер, уже просили его выйти на поле, но всё было безуспешно.

Что ж, это была ещё одна моя капитанская обязанность. Я разговаривал больше как болельщик — практически умолял его сыграть. Я сказал, что, если первые 10–15 минут будут неудачными, он сможет покинуть поле. И добавил, что все поклонники и ребята из команды были бы очень признательны, если бы Дэниел хотя бы попытался.

Я старался его подбодрить, помочь обрести уверенность в себе, забыть про боль и немного рискнуть. Кроме того, я хотел одержать победу в матче. Я отчаянно желал видеть Дэниела в стартовом составе.

К концу прогулки Дэниела удалось убедить: «Ну хорошо, — сказал он. — Я попробую».

Наконец-то я смог сконцентрироваться на «Юнайтед». Ещё перед стартом сезона я размышлял: «Если „Юнайтед“ с самого начала начнёт трясти, Мойесу будет нелегко».

Видимо, Мойес и сам так считал. Он очень умный и сильный менеджер, но по прибытии на «Олд Траффорд» он, кажется, внезапно осознал, что заменить Алекса Фергюсона — работа не из лёгких. В первой игре сезона «Юнайтед» одолел на выезде «Суонси» со счётом 4–1. Далее предстояли домашний матч с «Челси» и выезд к «Ливерпулю».

Странно, что Мойес начал жаловаться о сетовать на заговор при составлении расписаний туров. «Ну, предыдущий менеджер говорил мне, что так бывает, — сетовал Дэвид. — Это самый сложный стартовый жребий для „Манчестер Юнайтед“ за последние 20 лет. Надеюсь, такое сложное расписание никак не связано с тем, что в прошлом сезоне „Манчестер Юнайтед“ взял чемпионство относительно легко. Мне сложно поверить, что при жеребьёвке всё само собой получилось именно так».

Всем прекрасно известно, что расписание туров Премьер-Лиги автоматически генерируется на компьютере. «Астон Вилле» выпал ещё менее удачный стартовый отрезок, чем «Юнайтед». Кроме того, «Вилле» предстояло сыграть первые три матча за 8 дней — а, например, «Юнайтед» и «Ливерпуль» на три первых тура получили 15 дней. В первых двух матчах «Вилла» противостояла «Арсеналу» (и победила на выезде 3-1) и «Челси». Потом они на домашнем стадионе уступили «Ливерпулю». Но Пол Ламберт по поводу расписания не ныл.

Я постепенно привык к тому, что Фергюсон и Моуриньо сетовали на мистические заговоры, которые, по их мнению, плелись против «Юнайтед» и «Челси». Рафа Бенитес тоже пробовал применять подобную тактику в «Ливерпуле», правда, с меньшим успехом. На мой взгляд, Мойес совершал ту же ошибку.

С прессой я предпочитаю общаться открыто. То есть я избегаю скандальных фраз, игр разума, попыток поставить под удар администрацию и официальных лиц, но кроме того я считаю, что в громких заявлениях тоже мало смысла. Поэтому на пресс-конференции перед матчем с «Юнайтед» я честно отвечал на вопросы. Меня спросили о том, чувствую ли я после побед в двух стартовых турах, что чемпионство стало чуточку ближе.

«Я хочу выиграть титул Премьер-Лиги, но мне уже 33, поэтому я должен оставаться реалистом и признать, что у меня на это осталось 2-3 года, — ответил я. — Сейчас до победы в лиге довольно далеко. Я должен это признать. Но я не перестану сражаться. Вернуться в Лигу Чемпионов — цель более достижимая, но даже это довольно сложно сделать».

Можно обвинить меня и Дэвида Мойеса в пораженческих настроениях. Но я говорил от души и старался быть честным относительно наших перспектив, а Мойес слегка впал в паранойю — я не замечал в нём подобной черты, когда он блестяще выполнял свою работу в «Эвертоне».

Брендан тоже осознавал сложившуюся ситуацию и как менеджер многое извлёк из новой слабости наших старых врагов. «Юнайтед» прибыл на «Энфилд» без Фергюсона впервые с февраля 1986-го. Брендан сказал, что заметил перемены в настрое «Юнайтед» после ухода Ферги, и предположил, что при Мойесе они действуют более осторожно, что чувствовалось в безголевой ничьей с «Челси». «Игра близилась к нулевому финалу, а на „Олд Траффорд“ было относительно тихо. Будь там Ферги, он бы стремился победить, поэтому к концу матча толпа могла ожидать голов. Сейчас же для „Юнайтед“ всё немного изменилось. Я понимаю эту осторожность — но я бы всегда старался одержать победу в родных стенах».

Это довольно изящная колкость в адрес Мойеса помогла усилить на него давление. Как бы то ни было, я сконцентрировался на подготовке к игре. Даже в отсутствие Фергюсона «Юнайтед» должен был стать для нас настоящей проверкой.

«Энфилд». 1 сентября 2013 года, воскресенье

Под раскаты аплодисментов «Энфилда» мы выстроились в две линии. 11 игроков «Ливерпуля» напротив 11 футболистов «Манчестер Юнайтед». Мы аплодировали в честь сотой годовщины со дня рождения Билла Шенкли. Мы стояли спиной к Копу в наших привычных красных футболках. Состав «Юнайтед» в сине-чёрных форме смотрел на мозаику за нашими спинами. Я тоже на неё смотрел перед этим, когда мы собирались в центральном круге для минутных оваций. За пределами «Энфилда» Биллу Шенкли установлен памятник. Он отлит из бронзы, руки устремлены вперёд. Шенкли празднует очередную победу и всё, чего он достиг, поднимая «Ливерпуль» из посредственности до великих высот.

2016-01-19 17-33-19

Глубокие морщины на лбу и под глазами статуи многое говорят обо всём, что он дал клубу. Тревога и стресс, любовь и страсть к «Ливерпулю» — всё это высечено на его лице.

Очертания статуи были воссозданы в виде мозаики на Копе. Восторженный силуэт Шенкли был составлен из красных плакатов, которые фанаты держали в руках — того же цвета было и число 100 рядом с фигурой Билла. Остальной Коп обратился в белый цвет. Потрясающее зрелище.

Глядя на два самодельных баннера внизу трибуны, я думал о морщинах, испещрявших лицо Шенкли, и его заботе о «Ливерпуле». Первый плакат гласил: «Шенкли 1913–81. Он делал людей счастливыми». На втором было написано просто: «Шекнли — всегда живой».

Под управлением Шенкли «Ливерпуль» провёл 753 игры в течение 15 лет, с 1959 до 1974 гг. Конец его карьеры в «Ливерпуле» был печальным и запутанным, но наследие его измеряется не только трофеями: оно также определяется ценностями и убеждениями, которые он привил клубу. Пост менеджера передавался от Шенкли Бобу Пэйсли, далее — Джо Фэгану, после — Кенни Далглишу. Воспитанные в Бутруме, гениально одарённые, эти четверо заботились о «Ливерпуле» на протяжении более чем 30 лет.

Пребывание Алекса Фергюсона на посту менеджера «Юнайтед» в течение 26 лет — выдающееся достижение. У Фергюсона была миссия: свергнуть нас. «Самым большим вызовом для меня было сбросить „Ливерпуль“ с их грёбаного насеста, — однажды признался он. — Можете прямо так и напечатать».

Это отпечаталось в мозгу каждого фаната «Ливерпуля». Мы никогда не любили друг друга, это касалось как клубов, так и городов, но после этого неприязнь усугубилась. «Ливерпуль» очень долгое время доминировал; и тут вдруг властвовать стал «Юнайтед» с Фергюсоном во главе. Мы — два самых титулованных клуба в истории английского футбола. И мне было больно оттого, что мы застряли на отметке в 18 чемпионских титулов, а «Юнайтед», которые десятилетиями плелись позади, глотали чемпионство за чемпионством. В тяжёлые первые годы под управлением Фергюсона на их счету было лишь 7 чемпионских титулов, а у нас — целых 18.

На протяжении 26 лет «Юнайтед» не мог выиграть лигу. А потом, в сезоне 1996/97, за два года до моего дебюта в профессиональном футболе, началось их доминирование. Они обошли наше достижение в 18 титулов, к большому удовольствию Фергюсона, а в его последнем сезона на посту тренера в двадцатый раз победили в чемпионате. Это случилось всего 4 месяца назад от описываемых событий. «Юнайтед» вновь встречался с нами в статусе чемпионов, и мне хотелось победить больше обычного.

В Хайтоне я, как и любой другой ребёнок из семейства «красных», с детства приучался чувствовать отвращение к «Манчестер Юнайтед». Это вбивалось нам в мозги, чтобы мы сердцем и духом были готовы стать фанатами «Ливерпуля». С годами мои чувства немного поутихли, особенно если учесть выступления за сборную Англии вместе с такими великими игроками, как Пол Скоулз, Дэвид Бекхэм, Гари Невилл, Рио Фердинанд и Уэйн Руни. Но всё же они не угасли.

Я по-прежнему ненавидел «Юнайтед», их форма — единственная из всех, которую я бы не потерпел в своём доме. У меня большая коллекция футболок, я менялся ими с игроками разных клубов — но ни одной от футболистов «Манчестер Юнайтед». Тем не менее я уважал и восхищался их лучшими игроками, а также коллегами по сборной из их стана. Мы даже подружились, и я понял, что подразумевал Гари Невилл, когда мы разговаривали о его печально известном высказывании о ненависти ко всем скаузерам.

Гари рассказал, что это связано с его происхождением. Вырос он в Бэри и с детства болел за «Юнайтед»: «В моём районе учили ненавидеть скаузеров». Он объяснил, что просто был так воспитан — так же как и меня в Хайтоне учили ненавидеть всех манков. Но я уважал и Фергюсона, и Роя Кина, и Райана Гиггза, и множество других их ключевых личностей. Я даже нехотя испытывал уважение к их клубным достижениям.

«Юнайтед» победил в лиге 20 раз, мы — 18. Кроме того, у них 11 побед в Кубке Англии по сравнению с нашими 7. Зато мы выиграли 8 Кубков Лиги, а они — 4, также мы 3 раза завоёвывали Кубок УЕФА. Но эти два состязания не идут ни в какое сравнение с тем, что действительно важно — самый элитный клубный турнир во всём мировом футболе. «Манчестер Юнайтед» добыл 3 победы в Лиге Чемпионов, «Ливерпуль» же становился чемпионом Европы 5 незабываемых раз.

Вот почему вскоре после стамбульской ночи люди в городе стали носить красные футболки с недвусмысленным посланием: «Хьюз — Томпсону, Томпсон — Сунессу, Сунесс — Джеррарду».

Эмлин Хьюз в качестве капитана привёл «Ливерпуль» к двум кубкам чемпионов Европы подряд — в 1977-м и 1978-м. Фил Томпсон в 1981-м и Грэм Сунесс в 1984-м поднимали этот трофей над головой, а мой черёд настал в 2005-м. У нас 5 побед, у «Юнайтед» — 3, это значит, что мы по-прежнему имеем право хвастаться перед ними европейскими достижениями.

Я всё равно жаждал своего первого, а для «Ливерпуля» уже 19-го чемпионства, чтобы сократить отставание от «Юнайтед» на домашней арене. У меня были свои приятные моменты в играх против них, до сих пор люблю вспоминать гол с 30 метров, который я вколотил в ворота Фабьена Бартеза 31 марта 2001 г., тогда мы победили на «Энфилде» 2–0. В том матче я ещё и ассистировал Робби Фаулеру. Так мы впервые за 21 год дважды в сезоне одолели «Юнайтед». Но этих моментов всё же было недостаточно. Мне хотелось большего.

Когда дело касалось победы в чемпионате, я думал как Шенкли: «Если ты первый, то ты первый, — говорил он, — если ты второй, ты — никто».

В день столетия Шенкли в нас всех горел огонь веры. Помогло и то, что нам удалось убедить Дэниела Старриджа, что он готов к игре — кроме того, в тот день Дэниелу исполнялось 24 года, — и мы набросились на «Юнайтед». Мы начали очень быстро и агрессивно и уже на третьей минуте заработали угловой. Я побежал к правому угловому флажку, глядя на трибуну «Энфилд Роуд», фанаты были очень близко, прямо у углового флажка и за воротами. Толпа болельщиков «Юнайтед» виднелась слева, на самых дальних местах. Я глубоко вздохнул и посмотрел на мяч. Потом подошёл к нему, установил поудобнее и остановился. Я видел одну из целей своей подачи, Старриджа, на ближней штанге, его опекали два защитника «Юнайтед». За ним, на краю штрафной, в полном одиночестве находился Даниэль Аггер и отчаянно махал мне. Я поднял левую руку.

Я разбежался и правой ногой отправил мяч к цели. Он влетел в воздух и описал красивую дугу. Аггера никто не держал, потом это попытался сделать Фердинанд, но Даниэль прекрасно сыграл головой. Мяч летел в сетку, а Старридж, стоявший спиной к воротам, помог ему добраться до цели лёгким прикосновением головы. Давид Де Хеа был в неправильной позиции, ни Эвра, ни Том Клеверли на дальней штанге не успели среагировать и остановить летящий в ворота мяч.

1–0. Старридж.

Именинник понёсся праздновать, очередной гол развеял сомнения и мысли о больном бедре. Старридж в очередной раз начал свой танец «Верхом на волне» — стоял и крутил руками со спокойным видом, как и после каждого из двух мячей, забитых несколько дней назад в ворота «Ноттс Каунти». Он хотел исполнить его снова, но бритоголовый Мартин Шкртел не позволил ему этого сделать. В порыве безграничной радости Шкртел догнал автора гола и обхватил своими ручищами. Старридж пытался вырваться, но из объятий Шкртела высвободиться невозможно. Огромный, лысый и жёсткий защитник добежал до кромки поля, держа голову Старриджа подмышкой. Вскоре и остальные игроки «Ливерпуля» присоединились к восторженному празднованию.

2016-01-19 17-41-32

Десять секунд спустя Дэниел всё же высвободился, и я смог посмотреть на него. Он поднял руки и обратил взгляд в небеса, на лице было написано огромное облегчение. Его пальцы указывали на небо в восхвалении. Вера в себя принесла плоды. Он постоянно думал: «Я плох, плох, плох!», — и более счастливым, чем тогда, после забитого мяча, я его не видел.

Краем глаза я наблюдал за скамейкой. Брендан Роджерс и медицинский персонал светились от счастья. Наши догадки оправдались — те мои уговоры во время прогулки сработали. Дэниел забил одиннадцатый гол за девять игр в футболке «Ливерпуля».

«Юнайтед» не хватало Руни. Он в конце концов решил остаться на «Олд Траффорд», добившись нового контракта с зарплатой примерно в 300.000 фунтов в неделю. За пару дней до игры он порезал голову на тренировке, потребовалось наложить 10 швов, поэтому игру на «Энфилде» он пропускал. Играл Гиггз, через пару месяцев ему должно было исполниться 40 лет. Однако он едва ли мог помочь своей нерешительной команде завестись.

Мы, в общем-то, тоже не были так уж хороши. Игра была довольно сумбурной, голевых или хотя бы запоминающихся моментов было немного. Шкртел, который вновь попал в стартовый состав после травмы Коло Туре, и Аггер доминировали в обороне, футболисты «Юнайтед» раздражались всё больше и больше. Мне показалось, что прямо перед перерывом ван Перси боднул Шкртела, после чего Мартин упал, я пришёл в ярость. Мы с ван Перси сошлись нос к носу, устремив друг на друга свирепые взгляды и обмениваясь жёсткими фразочками. А потом я увидел, что со Шкртелом всё в порядке. Большой Мартин мог сам о себе позаботиться.

Во второй половине игра «Юнайтед» острее не стала, мы довольно спокойно довели матч до конца. Третий матч подряд мы победили с одним и тем же счётом: 1–0 (и автор гола — Старридж). За остаток матча Дэниелу больше ничего сделать не удалось, но всё же он забил гол.

Любители статистики выяснили, что мы были лишь третьим клубом в истории высших футбольных дивизионов Англии, который первые три матча сезона выиграл с одним и тем же счётом 1–0. Подобное случалось лишь дважды, почти сто лет назад — с «Манчестер Сити» в сезоне 1912/13 и с «Хаддерсфилд» в чемпионате 1920/21.

Меня же больше интересовал другой статистический факт: мы возглавляли Премьер-Лигу и были единственным клубом с максимальным количеством очков — 9 за 3 игры.

Тем удивительнее была реакция Дэвида Мойеса. Должно быть, он испытывал старый трюк Ферги — манипуляция заголовками через постоянные высказывания своего предвзятого мнения о выступлениях «Юнайтед». Не сработало. Мойес — очень милый человек, совсем не суровый диктатор, ну а «Юнайтед» был просто отвратителен. Экс-тренер «Эвертона», который мне так нравился, теперь выглядел растерянным и смущённым. «Я вижу, почему мы сейчас носим звание чемпионов, — заявлял Мойес. — Думаю, мы играли весьма хорошо».

На вопросы о том, переживает ли он по поводу трудностей «Юнайтед» на трансферном рынке, Мойес ответил, что он «более чем доволен» имеющимся составом. «После таких выступлений мне не о чем волноваться».

Подошёл перерыв на матчи сборных, предстояло выступить за сборную в двух квалификационных играх к чемпионату мира. Я уже давно не чувствовал себя таким счастливым и окрылённым надеждой. «Манчестер Юнайтед» терпел бедствие, а «Ливерпуль» вернулся на законное место.



Все книги на Wemberley

  • nick

    законное место- позади Юнайтед ,Стивен!

  • Serg

    Если уж Стиви заговорил про Европейские соревнования, то нужно разделять ЛЧ от других тк турниры были совершенно разными.