Стивен Джеррард «Моя история». Глава 3. Через тернии к празднованиям. Часть 3

Первый всплеск случился 4 дня спустя, 29 сентября, против «Сандерленда». Он длился вплоть до Рождества, не учитывая одного поражения и ещё одного сомнительного матча. Наши победы не были скучными, мы не рассчитывали вымотать соперника или отсидеться у своих ворот при счёте 1–0 по мере того, как дни становились всё прохладнее, дождливее, короче и темнее. Наши победы были совершенно иными. Их переполняли свет и жар.

Конечно мы прессинговали, бежали на соперника, вновь прессинговали, работали до последней капли, превосходя соперников в скорости, вынуждали их ошибаться. Мы просто душили их, а потом запугивали до смерти огромной дозой вещества под названием «Суарес». Он проводил длительные головокружительные сеансы магии, ему помогал Старридж, а потом вернулся Коутиньо, наш маленький волшебник. Стерлинг, энергичный, блистательный талант, тоже постепенно стал каждый матч начинать в стартовом составе, соперники ничего о нём не знали. Парнишка удивлял их — так же, как однажды удивил нас своими финтами и мощью. Хендерсон добавил команде энергетики. В нём, как и во всей команде, пульсировали уверенность и вера.

Я созидал, оформляя голевые передачи как с игры, так и со стандартов, а также забил несколько голов. Это было не в новинку, но я всё ещё чувствовал себя полным сил. Огромное количество головокружительных, ошеломительных моментов начало превращаться во что-то более существенное. Помимо блестящих моментов появилось и постоянство.

В обороне нас немного трясло. Миньоле совершил несколько ошибок, приведших к пропущенным мячам, но он продолжал совершать потрясающие сейвы. Случались и автоголы, и позиционные ошибки центральных защитников, но Шкртел был солдатом, жёстким и безжалостным, а Аггер, Джонсон и остальные (в особенности чудесный ливерпульский паренёк Джон Флэнаган) показывали, что мы можем обороняться. Как и атаковать, повергая соперников на колени, уничтожая их техникой, цепкостью и скоростью Суареса, а также теми голами, которые он и Старридж забивали.

Daniel+Sturridge+Luis+Suarez+Liverpool+v+Everton+Nd9gcFmli9yx.jpg (1024×681)-19

Суарес и Старридж задавали тон, и все старались ему соответствовать. Брендан нашёл себя как тренер. Тренировки тех времён — одни из лучших на моём веку, а его подход к управлению составом был поистине блистательным, великодушным и творческим. На самом деле, я считаю, что уровень тренировок после возвращения Луиса из предсезонной ссылки — лучший в «Ливерпуле» со времён Торреса под управлением Рафы. Интенсивность, игра в одно касание, возможно, в этом плане было ещё лучше. Иногда в игре пять на пять команда соперников не могла даже прикоснуться к мячу. Мы их уничтожали. Потом вносились небольшие изменения, и уже с моей командой происходило подобное. Пятёрка соперников нас полностью превосходила.

Исключительный уровень распространялся на всю команду. Больше не было деления на стартовый состав и остальных, кто иногда выходил на замену или попадал в состав. Брендан так искусно управлял коллективом, что каждый считал, что имеет шанс выйти в основном составе. Перед матчами и во время них всеобщий настрой был оживлённым и возбуждённым. За пределами стадиона в клубе также царила очень здоровая атмосфера.

Конечно, было неприятно по вторникам и средам сидеть дома за просмотром Лиги Чемпионов по телевизору. С другой стороны, в рамках подготовки к матчам Премьер-Лиги это было идеально.

Распорядок в «Ливерпуле» чёток. За 4 дня до матча был день силовых тренировок — только и делаешь, что качаешь квадрицепсы и мышцы бёдра. Следующий день посвящён работоспособности: тренировки длиннее, работаешь над своей выносливостью. Затем, два дня до игры, концентрируешься на скорости, оттачиваешь реакцию и готовишься к игре. За день до матча приезжаешь в Мелвуд и практически ничем не занимаешься, чтобы быть готовым во время матча летать по полю. У нас было преимущество перед остальными командами на верхушке таблицы — без европейских соревнований у нас была целая неделя на подготовку.

Так что кубковое поражение на «Олд Траффорд» значило для меня гораздо меньше чем то, как мы отреагировали на это уже в следующем туре лиги. Паоло Ди Канио, пылкий тренер, только что был уволен из «Сандерленда», однако я был уверен: начать всё заново у них не получится, ведь на «Стэдиум оф Лайт» приехал Суарес, и он был настроен поразить всех. Конечно по тренировкам я знал, что он в хорошей форме, и не волновался, что после столь длительной паузы ему понадобятся 4-5 матчей для раскачки.

На предматчевой тренировке Луис вел себя тихо и был предельно сосредоточен. Было заметно, что он на взводе. Думаю, он чувствовал огромный груз вины за свою дисквалификацию и неспособность помочь команде, он был настроен искупить всё сполна. Сразу после тренировки я бросился названивать своим друзьям и отцу: «Суарес в ударе. Я говорил, что после возвращения к тренировкам он словно одержим? Так вот, теперь он зашёл ещё дальше».

Я был уверен, что если у Луиса будут моменты в игре против «Сандерленда», он обязательно забьёт. То же касалось и Старриджа. Продолжай снабжать его передачами, и он будет забивать без остановки. В той поездке на северо-восток я был весьма оптимистичен.

Летний денёк в Сандерленде, в первом тайме я пошёл подавать угловой. Туре не добрался до мяча головой, однако на дальней штанге был Старридж, он забил. Его рывок был весьма авантюрным, он тянулся к мячу плечом, грудью и лицом, и тот в итоге оказался в сетке.

Глубоко на своей половине поля, имея пространство для движения и возможность осмотреться, я запустил вперёд свой фирменный пас через всё поле. Он приземлился через 30 метров, там, где я и планировал, в ногах у Старриджа на правом фланге. Он побежал к воротам, источая угрозу, а потом внешней стороной правой стопы прострелил вдоль линии ворот, а Суарес в подкате отправил мяч в сетку: 2–0, Старридж и Суарес.

Луис праздновал гол, задрав футболку в честь своего сына, который появился на свет двумя днями ранее: «Добро пожаловать, Бенха. Люблю тебя!»

large.jpg (676×433)-19

Я первым подбежал к нему, но поскользнулся у ворот и почти сбил Луиса с ног. Через секунду я уже был на ногах, поздравлял его. Болельщики «Сандерленда» смотрели на нас в тишине и оцепенении, слышны были лишь одинокие вопли: «Идите нахрен!».

Болельщики «Ливерпуля», которые ютились на противоположной трибуне, были вне себя от восторга, они распевали: «Луис Суарес... Кусает, кого желает... Луис Суарес... Кусает, кого желает...»

Но укусили как раз нас: Симон Миньоле не смог удержать мяч после дальнего удара Ки Сон-Ёна. Он отбил его на набегающего Эмануэля Джаккерини: 2–1, на «Стэдиум оф Лайт» забрезжил лучик надежды.

До конца матча было 2 минуты, Адам Джонсон из «Сандерленда» подавал угловой. Миньоле исправлялся. Он вышел и уверенно прервал подачу. Симон понимал, что можно убежать в контратаку и подгонял нас вперед, а потом бросил мяч Суаресу, который был на правом фланге недалеко от центра поля. Лишь пара отчаянно бежавших назад защитников «Сандерленда» противостояла нашей четвёрке — Суарес, Лукас, Старридж, Стерлинг, — которая устремилась к воротам. Мяч был у Суареса, а Лукас стремглав бежал вперёд, ожидая передачи.

Суарес решил послать мяч Старриджу, на другой конец поля. Трое защитников «Сандерленда» успели вернуться в штрафную, а Суарес отчаянно махал руками. Он хотел получить мяч, хотел забить ещё один гол. Старридж аккуратно отдал пас в нужную зону, и Суарес левой ногой вколотил мяч в сетку: 3–1. Луис вновь задрал футболку, чтобы посвятить гол Бенхе, поцеловал запястье и принялся танцевать в солнечных лучах, после чего повернулся и отдал Старриджу должное за пас.

В автобусе по дороге домой я шепнул Крису Моргану: «Думаю, мы хорошо выступили, нужно продолжать в том же духе, посмотрим, что из этого выйдет». Никто из нас не думал, что есть шанс выиграть чемпионат. Больше наши умы занимала мысль о том, сможем ли мы закрепиться в топ-4. Но если за десять игр до конца чемпионата мы всё ещё были в гонке, то кто знает, как далеко мы сможем зайти? Я чувствовал спокойную уверенность, что можем конкурировать с любой командой.

Потом мы победили «Кристал Пэлас» на «Энфилде», 3–1, голами отметились Суарес, Старридж и я. Я забил с пенальти, отправив мяч в противоположный от Джулиана Сперони угол. В отличие от Луиса и Дэниела, я не праздновал. Я выполнил свою работу, и, честно говоря, я ожидаю гола от каждого пробитого пенальти. Суарес поднимал футболку и целовал запястье, Старридж исполнял танец робота-сёрфера, а я лишь вытер пот со своего носа. Никто не напрыгивал на меня. Думаю, они понимали, что я слишком стар для подобной чепухи после обыкновенного пенальти. Кто-то взъерошил мои волосы, только и всего. Тем теплым субботним днём мы находились на вершине турнирной таблице и двигались дальше.

На следующей недели сборную Англии ожидали 2 решающих матча в квалификационной стадии: оба на «Уэмбли», против Черногории и Польши. Победа в этих матчах гарантирует нам летнюю поездку на чемпионат мира в Бразилии. Сборной Англии всегда сопутствуют давление, напряжённость, критика и неуверенность. Моё внимание уже переключалось на вызов, который мне был не в новинку — выступать за сборную страны в качестве капитана.

Шла первая неделя октября, мы только что одолели «Сандерленд» и «Пэлас». Я бы отметил победы, если бы это было уместно — когда переживания за сборную закончатся, а «Ливерпуль» начнёт выигрывать у ближайших конкурентов. Впереди меня ждал длинный путь. Я всё ещё не представлял себе ни битву за чемпионский титул, ни чемпионат мира в Бразилии.



Все книги на Wemberley