Стивен Джеррард «Моя история». Глава 5. Голые факты. Часть 3

Новость о том, что я провёл ночь в тюрьме, разлетелась по интернету и прессе 30 декабря 2008 года. Невероятно вспоминать об этом, но лишь десятью днями позже, 9 января 2009-го, Рафа Бенитес тоже потерпел полный крах. После разгрома «Ньюкасла» 5–1 мы сыграли лишь 1 матч, победив «Престон» 2–0 в третьем раунде Кубка Англии. В той игре вернулся в строй Фернандо Торрес и забил, мы стали готовиться к, казалось бы, обычному туру лиги — игра против «Сток Сити» на выезде.

Главные события тура должны были развернуться на «Олд Траффорд», где «Манчестер Юнайтед» принимал «Челси». По крайней мере один из наших главных конкурентов в борьбе за титул должен был потерять очки. До сих пор не понимаю, что нашло на Рафу, но предматчевую конференцию он тогда решил посвятить своей печально известной тираде про «факты», направленной против Алекса Фергюсона.

Тем пятничным днём я приехал домой из Мелвуда и включил телевизор. Я так всегда делаю в дни пресс-конференций, чтобы послушать слова тренера. С привычной полуулыбкой Рафа сел за стол. Всё начиналось, как стандартная пресс-конференция, но он вдруг полез в карман и достал лист бумаги. Затем он развернул его столе и начал зачитывать «факт» за «фактом». «Факт... факт... факт...», — повторял Рафа, а я не мог поверить своим ушам. Я вцепился в диван, вонзив свои пальцы в подлокотник. Было стыдно за него.

Начал Рафа с заявления, что в Манчестере «нервничают, потому что мы на вершине таблицы». Я отвёл глаза и подумал: «Господи, что происходит?» Такие эмоциональные заявления — совершенно не в манере Рафы. В нём проглядывалась злоба.

«Я хочу поговорить о некоторых фактах, — продолжал Рафа. — Чтобы не было вопросов, скажу, что не хочу спешить с играми разума, хотя кажется, они вот-вот начнутся. Но я заметил несколько фактов».

Рафа пустился в речь о том, как «Манчестер Юнайтед» и «мистер Фергюсон» избегали заслуженного наказания за различные проступки. Он перечислил даты и происшествия, а затем заключил, что «мистер Фергюсон — единственный тренер в лиге, которого не наказывают за такие вещи».

Затем он обрушился на расписание матчей, заявив, что оно составлено в угоду «Манчестер Юнайтед». Речь Рафы звучала сумбурно, озлобленно и отдавала паранойей. Я хотел спрятаться за диван и заткнуть уши из-за него. Он унижал себя, я абсолютно не понимал, чего он в итоге хочет добиться, а тирада о «фактах» всё продолжалась: «Если он хочет обсудить расписание, то тут есть другой вариант: мистер Фергюсон может составлять его у себя в офисе и присылать нам напрямую, так все будут в курсе, никто не будет жаловаться. Всё просто. Мы знаем, что происходит каждый наш визит на „Олд Траффорд“. Рефери постоянно ведут диалоги с персоналом „Юнайтед“, особенно в перерыве, когда к судьям подходят и беседуют, беседуют. Каждому тренеру этот факт должен быть известен. Только мистер Фергюсон имеет право рассуждать о расписаниях, о судьях — и не нести наказания. Мы должны понимать, что я говорю о фактах».

Рафа начал громко задавать вопросы: «Испытывают ли они давление? Вероятно, они не думали о том, что мы будем в январе возглавлять таблицу. Но мы на вершине, и они нервничают. Я не указываю уполномоченным лицам, чем им стоит заняться. Но я здесь уже пять лет и знаю, как всё происходит. Я посмотрю игру „Юнайтед“ и „Челси“».

Но и на этом он не остановился. Рафу несло: «В Манчестере у нас была встреча тренеров и представителей Футбольной Ассоциации по поводу акции „Уважение“. Моя позиция по этому поводу была весьма чёткой: забудьте об акции, потому что мистер Фергюсон убивает судей, убивает мистера Аткинсона, убивает мистера Хэкетта. Но не несёт ответственности. Как можно говорить об акции „Уважение“ и при этом каждую неделю критиковать рефери? Вы можете проанализировать эти факты, а потом сделать свои собственные выводы».

090813-050-Liverpool_sign_-Aquilani.jpg (1200×795)-06

Катастрофа. Речь Рафы о «фактах» сравнивали с высказыванием Кевина Кигана в 1996-м, когда он буквально выпрыгивал из штанов перед камерами, заявляя о Фергюсоне и «Юнайтед» следующее: «Я вам от всей души говорю: я будут вне себя от радости, если мы их обгоним. Вне себя». Эмоции Кигана были достойны лучшего применения, его «Ньюкасл», имея преимущество в 12 очков, к концу сезона забарахлил и уступил «Юнайтед» в чемпионской гонке.

Я не понимал, зачем Рафа решил напасть на Фергюсона, мастера игр разума, когда мы так спокойно шли на первом месте в самом начале года. Время и тон для подобного заявления он выбрал совсем неподходящие. Когда я приехал в расположение сборной, все игроки «Манчестер Юнайтед» сообщили мне, что Фергюсон просто смеялся над Рафой, приговаривая: «Я его зацепил! Зацепил!»

На пресс-конференциях к Рафе обычно не подкопаться. Он отметал множество вопросов — особенно если это происходило перед важным матчем. Ему было важно не допустить дополнительного давления на команду. А теперь он сыграл на руку Фергюсону. Ему только понравилось. Зачем было ввязываться? Говори себе спокойно о лиге и думай о непростом выезде к «Стоку», а не разглагольствуй об Алексе Фергюсоне и «Юнайтед». Дай им самим заниматься их делами.

Рафа, по-моему, многие решения принимал мысленно. Ему были необходимы власть и контроль. Мне это не нравилось, потому что склоки с советом управления, другими тренерами и прессой — это не по-ливерпульски. С владельцами клуба, Томом Хиксом и Джорджом Джиллеттом, Рафа разругался. Все мы начинали сомневаться в них, но Рафа вынес на публику проблемы со своим новым контрактом.

Он привлёк внимание к команде. Пресса постоянно задавала нам вопросы: «Что происходит? Почему он так поступил?» Мы об этом ничего не знали, ведь Рафа нам ни слова не говорил. Думаю, он чувствовал себя отвратительно, ведь он понимал, что опозорился. На тех выходных «Манчестер Юнайтед» разгромил «Челси» 3–0. А мы приехали в Сток и сыграли 0–0. Ближе к концу игры я попал в штангу, позже Рафа предположил, что если б я тогда забил, то мы бы никогда не сбились с победного курса.

Он ошибался. Проблема лежала глубже. В январе и феврале мы провели 7 матчей Премьер-Лиги и набрали лишь 10 очков. За тот же отрезок времени «Юнайтед» сыграли 8 раз, во всех матчах победили и получили 24 очка. В то время нам очень не хватало присутствия бывшего помощника Рафы Пако Айестарана. Это и было ключевым фактором.

Мы многое потеряли, когда в 2007 году Рафа поругался с Пако. Нам всем нравились тренировки с Пако и его методы. Выходя на матч после тренировок с Пако, я чувствовал себя бодрым и заряженным. Кроме того, он отлично связывал команду и тренера. Рафа был предельно холоден, Пако Айестаран был для нас неким мостиком. Он был забавный малый и умел объяснить игроку, почему он начинает матч на скамейке запасных или как полезно бывает пропустить день тренировок из соображений физической готовности. С Айестараном общение было идеальным; после его ухода оно сошло на нет. У меня не было уверенности в новом штабе Рафы, он изменился, я чувствовал это.

Рафа потерял доверие к Пако и утверждал, что тот занимается самоуправством. Я по сей день поддерживаю связь с Пако. Он хороший парень, сейчас тренирует «Маккаби Тель-Авив». В мае 2015 года они стали первой командой за всю историю израильского футбола, которой покорился домашний требл. Так что он отлично потрудился, хотя на мой взгляд, он идеальный ассистент.

Рафа привёл в команду Сэмми Ли, но гораздо больше обязанностей доверил другому испанцу, Пако де Мигелю. Тот был весьма крохотных размеров и, насколько мы могли судить, являлся верным лизоблюдом Рафы. Игроки его не уважали, тренировки под его руководством были отвратительны. Мы старались сохранить методы Пако Айестарана, но всё было не то. Новый Пако и в подмётки ему не годился. Неприметная личность. После ухода Айестарана в команде побывало ещё несколько испанцев. Все они были довольно приятными ребятами, но для нас было бы лучше, если бы остался Пако Айестаран.

Liverpool coach Rafael Benitez (R) and Fernando Torres (L) smile during a training session at the Artemio Franchi stadium in Florence September 28, 2009. Liverpool will play against Fiorentina for their Champions League soccer match on Tuesday. REUTERS/A

Однако Рафа был весьма упрям. В то же время он был весьма хорош. Он многое выжал из Торреса, потому что умел его заводить. Ситуация была схожа с моей. Рафа требовал от Фернандо большего. С Рафой невозможно понять своё положение, поэтому ты вынужден искать пути впечатлить его и играть в его команде. Как бы то ни было, я с этим справился. Другие игроки его просто не переваривали.

У нас ещё случались моменты, когда мы демонстрировали игру команды, претендующей на титул. На «Энфилде» мы уничтожили «Реал Мадрид» со счётом 4–0, раунд 1/8 финала Лиги Чемпионов для них закончился поражением с общим счётом 0–5, ну а мы на той же неделе отправились на «Олд Траффорд». К 23-й минуте мы проигрывали, Криштиану Роналду отличился с пенальти.

У «Юнайтед» были игроки мирового уровня — Эдвин ван дер Сар, Фердинанд, Неманья Видич, Роналду, Руни и Тевес. Но играли они словно каждый по отдельности. Пять минут спустя мы поразили их ворота, Торрес сравнял счёт. Видич ошибся, Фернандо наказал его. Видич был прекрасным защитником, но мы с Торресом его просто терроризировали. Он совсем не мог с нами справиться, Торрес являлся ему в кошмарных снах. Перед перерывом я вывел нас вперёд, реализовав пенальти. Эвра сбил меня в штрафной.

Переиграв ван дер Сара, я, на глазах у болельщиков «Юнайтед», побежал к бровке, пальцем указывая одноклубникам: не приближайтесь ко мне. Я не планировал такое празднование — чистая импровизация. Сперва я поцеловал эмблему клуба (из-за нашего соперничества с «Юнайтед»), а потом побежал к телекамере, располагавшейся у углового флажка. Объектив получил от меня смачный поцелуй, я прижался к нему губами и отправил пламенный привет миллионам людей, наблюдавших за игрой. Тот матч и тот гол очень многое для меня значили.

«Ливерпуль» играл великолепно, Рафа подготовил нас так, будто это была игра в еврокубке. В тот день он перехитрил Фергюсона. Его холодный тактический гений обеспечил меня и Торреса крепким костяком в лице Маскерано, Лукаса и Кейта. В тот день они оказали неоценимую помощь в низвержении «Юнайтед». Рафа, подобно величайшему гроссмейстеру, мастерски всё просчитал, а мы с Торресом играли со страстью и энергией. Тогда казалось, что мы непобедимы, особенно учитывая уверенную игру нашей защиты, от которой и строились наши контратаки.

Мы сдержали их натиск, а потом раз за разом выстреливали контратаками. Видич абсолютно не справлялся со скоростью, силой и мощью Торреса. На 76-й минуте его в конце концов удалили — он снёс меня. В концовке мы прикончили их, забив ещё пару голов. Победа 4–1 на «Олд Траффорд» — один из самых сладких триумфов над «Юнайтед».

Ложка дёгтя всё же присутствовала: из-за неудачного отрезка в январе-феврале мы всё равно отставали от «Юнайтед» на 4 очка, сыграв при этом на игру больше. Неделю спустя фанаты «Ливерпуля» вновь оказались в чудесной сказке, ведь я забил свой первый хет-трик в Премьер-Лиге. Мы сокрушили Виллу на «Энфилде», 5–0. Мечты о титуле ещё оставались, но, в конце концов, огромное количество домашних ничей дорого нам обошлось. За весь сезон мы проиграли лишь два матча Премьер-Лиги, но «Юнайтед» вновь стали чемпионами, а мы довольствовались вторым местом, проиграв 4 очка.

Разница между нашими командами заключалась в Роналду. Я за сезон забил 24 гола, являясь полузащитником, — мой лучший результат. Фернандо, оправившись от травмы, наколотил 17. У Роналду было 26, и он уничтожал слабые команды. А мы не могли этого делать. Дома мы играли вничью со «Стоком», «Фулхэмом», «Вест Хэмом» и «Халлом». Потеряв 8 очков в этих матчах, мы похоронили надежду на титул. Тот сезон был омрачён судебным разбирательством и ужасающим словоизлиянием про «факты».

И всё же я считаю, что под управлением Рафы Бенитеса мы должны были побеждать в лиге. То был первый из двух невероятных шансов на чемпионство за мою карьеру — и мы его упустили.

Simon-Mignolet-stats

В 2008-м после Рождества произошло огромное количество событий вне поля. В 2013-м дело касалось только футбольных испытаний. Нам предстояло два выезда к ближайшим конкурентам подряд: «Манчестер Сити» и «Челси». Я пропускал оба матча из-за травмы задней поверхности бедра, но я всё равно поехал с командой в Манчестер. Нам не повезло, мы уступили 2–1. Чудесный гол Рахима Стерлинга несправедливо отменили из-за положения «вне игры». Я наблюдал за игрой со скамейки, и считаю, что мы отлично выступили. Кроме того, Коутиньо упустил прекрасную возможность забить. Счёт тогда ещё оставался ничейным, 1–1, гол забил тот же Коутиньо, бразильский волшебник. А затем Альваро Негредо установил окончательный счёт, хотя с его ударом Симон Миньоле обязан был справиться. В концовке игры Стерлинг после паса Суареса каким-то образом промахнулся и не смог сравнять счёт. В том матче мы обязаны были набирать хотя бы 1 очко.

Поединок с «Челси» проходил по тому же сценарию. Мы повели в счёте, благодаря голу Шкртела, и проиграли 2–1 из-за ошибки Миньоле. Опять имели возможность сравнять счёт в концовке, Сако бил головой, но удар отразила перекладина. Обе встречи мы провели хорошо и не набрали ни одного очка, а Миньоле начал понимать, что в «Ливерпуле» с мячом обращаются совсем не так, как в «Сандерленде». Многие игроки проходили через эту проверку реалиями, когда в голове крутилась мысль: «Чёрт возьми, этот футбольный клуб — большой, он просто огромный». Они попадают под давление и в итоге совершают ошибки на пустом месте.

Я был счастлив вернуться в строй к следующему туру, выезд к «Стоку». Вернулся в состав и Старридж, он начал со скамейки запасных, все игроки были на подъёме. В тот момент мы с Бренданом решили, что настало время раскрыть наш новый план, по которому я должен был играть гораздо глубже. Мы начали это обсуждать ещё шестью неделями ранее, и вот, наконец, я имел возможность попробовать себя в новой роли.

«Ливерпулю» всегда было очень непросто играть в Стоке. И, конечно, там проходила первая игра после фиаско «фактов» Рафы. Ещё больше беспокоило то, что мы там никогда не побеждали в рамках Премьер-Лиги. Нужно было как-то ломать шаблон. Многие были удивлены, увидев, что Лукас располагался гораздо выше, чем я — моё место было прямо перед защитниками. Я осваивался в новой роли, помню, пришлось много раз идти в подкат — сумасшедший, суматошный матч. «Сток» обычно играет компактно и организованно, но тогда — весьма открыто, в общем счёте в сетке побывало 8 мячей.

_72234526_suarez

Созидать стало гораздо легче — в полузащите нас было трое. Мне не нужно было бежать вперёд, эти занимались Лукас и Хендерсон, а Коутиньо, Стерлинг и Суарес сновали у чужих ворот. Мы повели 2–0 — автогол и гол Суареса. Потом «Сток» нанёс ответный удар. После ужасных действий нашей обороны два наших бывших одноклубника, Крауч и Адам, сравняли счёт. Я забил с пенальти — 3–2. Потом вышел Старридж и ассистировал Суаресу. Они отмечали гол вместе — такого раньше от них не видели.

Игра была бешеной, Уолтерс отыграл для «Стока» ещё один мяч. А потом, ближе к концу, дуэт САС поменялся ролями, теперь уже Суарес отдал голевую передачу Старриджу. Дэниел исполнял свой танец «верхом на волне», который мы не видели 7 недели, а во мне вновь забрезжила надежда. Мы победили 5–3, а я действовал в глубине поля. Я почувствовал: что-то назревает. Защита оставляла желать лучшего, зато атака была поистине угрожающей. Если мы можем на выезде к «Сток Сити» забить 5 голов, значит способны и за титул бороться. Я был убеждён, что мы не повторим ошибок пятилетней давности.



Все книги на Wemberley