Время Роджерса в «Ливерпуле» на исходе

Постоянные смены формаций всё больше кажутся шагом отчаяния. «Ливерпуль», возможно, обречён находиться на подступах к лигочемпионским местам, их тренер роет себе яму.

Переходной период, переходной период, переходной период... Это одновременно и проклятие современного футбола, и лучшее оправдание. Клуб показывает плохие результаты? Переходный период. На что так и хочется ответить: «Что ж, может, хватит в таком случае покупать столько новых игроков?». Всё, конечно, обстоит сложнее. Во-первых, если у клуба не переходной период, он, скорее всего, просто пребывает в стагнации (что наводит скуку, а скука – самое страшное преступление в многосерийном сериале под названием Премьер-Лига). Во-вторых, если вы не входите в число абсолютной элиты клубного футбола, другие команды будут покупать ваших футболистов.

Тем не менее, в случае Брендана Роджерса данное оправдание, насколько бы истинным оно ни было, уже приелось. Неприятный запах отставки заполонил трибуны «Энфилда». В 2012 году Роджерс прибыл сюда с философией. Он хотел играть в базирующийся на владении мяча футбол, который так удачно прижился в «Суонси». С большими финансовыми потерями он избавился от Энди Кэролла просто потому, что тот ему не подходил. «Ливерпуль» финишировал седьмым.

Тренер распознал нужные качества в Луисе Суаресе, Даниэле Старридже и Рахиме Стерлинге. У него было трио невероятно скоростных атакующих футболистов, поэтому он чуть изменил стиль на более прямолинейный. Какое-то время от демонстрируемого «Ливерпулем» футбола захватывало дух, но затем они наивно попали в ловушку Жозе Моуриньо. Тем не менее, финишировав вторыми.

Потом уехал Суарес, Старридж получил травму, и Роджерсу пришлось что-то менять. Прибыло множество новых игроков. Повозившись с ними, он пришёл к 3-4-2-1, а результаты первой попытки этого эксперимента подняли «Ливерпуль» на 6-ую позицию. Затем уехал Стерлинг, опять появилось много новых лиц в команде, и Роджерс снова принялся искать оптимальную схему. Ситуация усугубилось ещё больше потерей капитана, Джордана Хендерсона. Роджерс уже пробовал играть по схеме 4-2-3-1 и 4-3-3, а в прошлое воскресенье в матче против «Норвича» вернулся обратно к 3-4-1-2.

Смена формаций всё больше выглядит шагом отчаяния. В конечном  итоге «Ливерпуль» сумел пройти «Карлайл Юнайтед», и, по крайней мере, уберёг Роджерса от ситуации, в которой оказался Рой Ходжсон и «Нортгемптон Таун». Но всего один гол при 47 ударах в двухчасовом противостоянии против команды Второй лиги Англии говорит о недостатке не только удачи, но и мастерства. Удача ему не благоволит. Потерять на две недели Кристиана Бентеке именно тогда, когда крайне нужен результат, – явное невезение; вдвойне обидно, что беззубость атаки против «Карлайла» пришлась на неделю, когда двое не пригодившихся «Ливерпулю» нападающих, Марио Балотелли и Яго Аспас, забивают за свои новые команды.

Тем не менее, в первом тайме против «Арсенала» они смотрелись великолепно. В других же матчах игра выглядела тяжеловато. Иными словами, именно этого вы ждёте от команды, находящейся в поиске себя. Множество новых знакомств, налаженность и взаимопонимание видны лишь эпизодически. После шести матчей в чемпионате «Ливерпуль» выиграл лишь дважды: против «Сток Сити», благодаря потрясающему выстрелу Филиппе Коутиньо, и против «Борнмута», вследствие забитого из офсайда мяча. Добавьте к этому невыразительный финиш прошлого сезона, и получим 16 очков «Ливерпуля» в последних 15 матчах Премьер-Лиги. Неугомонность и нетерпеливость «Энфилда» объяснима. Кажется, что процесс просто пошёл по кругу.

За последние три сезона «Ливерпуля» 5-й по фонду заработной платы в лиге. Их усреднённая позиция в этот период – пятая строчка в таблице. Это их место. С учётом всех неудачных трансферов резонно задать вопрос: насколько грамотно они инвестируют свои средства? Действительно ли Ингз покупался, чтобы играть слева? Чем вообще занимается Роберто Фирмино? В равной степени верно и то, что без постоянного лигочемпионского футбола и с размером их трат (на трансферы и зарплату), новички никогда не будут полностью сформировавшимися. Они покупают хороших игроков, которые должны либо прогрессировать дальше, либо найти правильную мотивацию и вдохновение, но это не звёзды первой величины.

Они стали заложниками своей же экономической ситуации, но шарм Роджерса заключается в том, что он делает интересные тактические изменения. Он не просто упорно работает, принимая текущее положение «Ливерпуля» в иерархии, он пытается что-то изменить. Он всё ещё верит, что яркий тренерский талант может преодолеть финансовые трудности. Он поступает отлично от коллег по цеху. Брендан не только не отрицает интеллектуальную составляющую игры, но наслаждается ею. И часто речь не о практическом применение теории, а о любви к этой самой теории. После выхода Сэма Эллардайса на пенсию в лиге не найти более открытого тренера, любящего обсудить то, как он победил.

И это хорошо, так и должно быть. Уж лучше это, чем бесконечное нытьё о судействе или построение корыстных теорий заговора, которыми так характерны послематчевые пресс-конференции. Проблема Роджерса в тоне высказываний: победы часто становятся результатом его работы, не команды; а здравый смысл подсказывает обратное: победа должна становится заслугой команды и её игроков, а в случае проигрыша вину следует брать на себя, отвлекая внимание футболистов от неудачного результата.

Возьмите, к примеру, победу 3:0 над «Тоттенхэмом» в третьем туре прошлого сезона, когда сложилось впечатление, что «Ливерпулю» по силам бросить вызов конкурентам в чемпионской гонке. Балотелли хорошо действовал в тандеме с Даниэлем Старриджем и ожидаемо стал предметом обсуждений. Роджерс был рад подыграть в той ситуации, выступить в роли некого укротителя, сумевшего приручить итальянца. Он рассказал историю о том, как на тренировке при подаче углового заставлял Марио опекать игрока. Раньше никто из тренеров, видите ли, его об этом не просил. Никому не хватило смелости посмотреть Балотелли прямо в глаза и заставить делать самые элементарные вещи, которые другими выполняются как само собой разумеющееся. Он был подбадривающим, но строгим, предоставляя подростку шанс, но обозначая границы. Он был как Робин Уильямс из «Good Will Hunting».

От таких слов глаз стал дёргаться. Это похоже на бред. Никто не просил Марио об опеке на угловом? Ни Моуриньо, который точно не славится вседозволенностью игроков в оборонительном плане? Ни, скажем, Роберто Манчини? Из-за чего же тогда произошли все эти стычки на тренировочном поле, если не из-за желания Манчини, чтобы Балотелли выполнял то, чем не утруждал себя раньше?

Проблема зачастую заключается в интонации. Футбол бывает снисходительным к некоторым ошибкам, но, как на собственном опыте в сборной Англии убедился Стив Макларен, предоставляет очень мало времени тем, кто, начитавшись учебников как добиться успеха в футболе, пытается воплощать эти идеи слишком открыто.

Именно эти мануалы довели Роджерса до таких мучительных трюков, как наличие 3-х конвертов в ящике его стола [в зависимости от результата матча используется один из них], или как впервые встретившись с известным своими левыми политическими убеждениями журналистом, поприветствовал его не по имени, как посоветовал бы Дейл Карнеги, а обратился к нему «товарищ».

Ничего из вышеперечисленного не делает Роджерса ужасным человеком или плохим тренером, но это принижает многие его положительные моменты. В прошлом сезоне, когда «Ливерпуль» выдал 13 матчей без поражений после перехода на схему с 3-я защитниками, стали появляться истории, как он к этому пришёл после долгих и беспокойных ночей, когда ничего не ел кроме тостов с чаем.

Тактическое перестроение было триумфом, с этим глупо спорить. Это укрепило хрупкий центр защиты, у Коутиньо и Адама Лалланы появилась возможность действовать в «карманах» [зоны справа и слева перед штрафной соперника], которые было сложно перекрывать, что освобождало пространство для Стерлинга. А затем Роджерс или кто-то из уполномоченных им лиц проинформировал нескольких журналистов о том, как эта схема была разработана. Выглядит всё так, будто Роджерс уже представлял себе ключевую сцену своего биографического фильма, который непременно снимут. Конечно же, уже на следующий день последовало поражение на «Энфилде» 1:2 от «Манчестер Юнайтед», Стивен Джеррард получил красную карточку, а у «Ливерпуля» начался спад, продолжающийся по сей день.

Возможно, просто неудачный тайминг, но было ощущение, что Роджерс сам себя готовит к поражению. В футболе слишком много определяющих факторов вне тренерского контроля, чтобы всегда считать победу своей заслугой. Поступая таким образом, логично, что и во всех неудачах винить будут только его.

Другая эпоха, возможно, была бы более великодушной. Мэтт Басби, например, 4 раза финишировал вторым и ещё раз был четвёртым за 5 сезонов в «Манчестер Юнайтед» до того, как смог выиграть лигу. Виной тому были неблагосклонность удачи и, как убеждён голкипер Джек Кромптон, недостаток ресурсов; не хватало глубины скамейки. В наши дни вопросы – есть ли у Басби нужная жёсткость, чтобы пересечь линию первыми? – стали бы оглушительными намного раньше победного 6-го сезона.

Сегодняшние ресурсы, достигнув небывалых в футбольной истории размеров и ещё более явно определяя разницу между командами, подразумевают, что «Ливерпуль» обречён на борьбу на подступах к местам Лиги Чемпионов. Кто бы ни был тренером «Ливерпуля», он окажется в таком же скованном финансами положении.

Другой подход мог бы привлечь больше сочувствия и сострадания, но с современным способом решения проблем Роджерс всё равно ничего поделать не может: во всём винить тренера, поменять тренера, начать всё сначала. Увольнение из тренерского штаба Колина Паско и Майка Марша в конце прошлого сезона стали огромным шагом к отставке самого Роджерса. Сейчас ситуация ещё плачевней.


Источник и фото: the Guardian
Колонка Джонатана Уилсона