Освальдо Ардилес: «Гвардиоле будет непросто в "Манчестер Сити"»

Ардилес вспоминает свою футбольную карьеру, жизнь при диктатуре и битве за Мальвины (Фолкленды), а также делится своими впечатлениями о Премьер-Лиге.

Освальдо Ардилес Лалито, или для англичан просто Осси (родился в Кордобе, Аргентина в 1952 году) представляет целую эпоху в истории «Тоттенхэма», клуба, чьим послом он ныне является. У чемпиона мира 1978 года нет особых сомнений по поводу успеха работы Гвардиолы, но работа в «Сити» не будет легкой прогулкой, а также он прочит титул победителя АПЛ этого года «Лестеру».

1

Вы и Рикардо Вилья были первопроходцами в английском футболе.

Мы были первыми аргентинцами. Англия в то время была обособленным островом в культурном плане, а в футбол у них играли исключительно британские футболисты. Когда мы приехали, по всей стране раздавались возмущенные возгласы, даже в парламенте: они не должны быть тут, они лишат работы наших парней. Но в конце концов нас приняли, и мы запустили революционные изменения в английском футболе. Уже к концу года в составе каждой команды высшего дивизиона Англии был иностранец.

Вам было трудно адаптироваться?

Для меня это было шоком. Кухня была просто отвратительна: овощи и картошка переваренными, до невероятного, я мог есть только ростбиф. А британский футбол казался совершенно другим видом спорта. Слава богу, со мной был Рикардо. Мы очень хорошие друзья, словно братья, и мы смогли адаптироваться.

Как на вас повлиял Сесар Менотти?

Мы всегда были чемпионами мира на подсознательном уровне. До этого мы были настолько плохи, что даже не смогли квалифицироваться на чемпионат мира 1970 года, но мы не сдавались, пока не стали лучшей командой мира. У аргентинцев есть особое высокомерие. В 1974 году нас разгромили сборные Германии и Нидерландов со счетом 4–0, что продемонстрировало, что мы относились тогда даже не ко второму, а третьему дивизиону. И то, что мы смогли сделать в следующие четыре года, стало настоящей революцией, последствия которой ощущаются до сих пор. Менотти полностью изменил аргентинский футбол.

Вы выступали на чемпионате мира в то время, как в вашей стране воцарилась диктатура и достигла своего пика, — ощущали ли вы дополнительное давление?

Диктатуру можно назвать самым безнравственным правлением в истории Аргентины, периодом очень жестоким и грязным, но в то же время до сих пор даже при демократии сохранились некоторые сферы полномочий. Возможно, если бы мы тогда не победили, я бы с вами тут не говорил. Но Менотти вновь показал себя великим кудесником. Он сумел сделать так, будто мы исчезли с лица земли. Мы находились неподалеку от Буэнос-Айреса, но не встретили никого, никаких военных. Не повстречали мы и Виделу. Это был славный год для победы на чемпионате мира, но с точки зрения жизни страны он несомненно стал одним из худших.

А потом разразился мальвинский (фолклендский) конфликт, который будто бы разделил вас надвое.

Это было очень тяжело для меня. Страна, в которой я родился, оказалась в состоянии войны со страной, к которой я адаптировался и привык. Это был очень важный период в моей жизни. Поддержка со стороны «Тоттенхэма», владельцев клуба, тренера, персонала, игроков и особенно болельщиков всегда была со мной. Когда же я был вынужден покинуть клуб и перейти в ПСЖ, я ощущал себя полностью разбитым. По сравнению с «Тоттенхэмом» ПСЖ тогда напоминал клуб со второго дивизиона, так что мне было слишком просто там играть. Я просто не мог поверить, что могу так мало, что я не могу контролировать мяч. Это было прискорбно.

2

Война 1982 года повлияла на то, что сборная провалилась на чемпионате мира того года?

Официальна позиция была такова: события войны нельзя было рассматривать как оправдание — мы сами провалились и должны были принять ответственность. Но с высоты прожитых лет должен сказать, что эти события, безусловно, на нас очень повлияли. Если вы хотите победить на чемпионате мира, то вам нужна абсолютная концентрация, а в 1982 году это было невозможно. Лично я сыграл достаточно неплохо, лучше, чем в 1978 году, и у нас была совершенно исключительная команда, как и в 1978 году плюс Вальдано и Марадона. Наш вылет тогда оставил неприятное послевкусие.

Давайте поговорим о Премьер-Лиге и о сюрпризе «Лестера»

Это не сюрприз. Это невероятное чудо. Всего год назад они, казалось бы, находились в безнадежной ситуации, а сейчас должно произойти что-то непредвиденное, чтобы они не стали чемпионами. Раньери играет ключевую роль в этом успехе, как и Почеттино в «Тоттенхэме». Это чудно потому, что такие гранды, как «Манчестер Сити», «Манчестер Юнайтед», «Челси» и «Ливерпуль», проводят необыкновенно слабый сезон. В Испании это маловероятно из-за доминирования «Реала» и «Барселоны». Если у одного складывается не лучший сезон, то другой становится чемпионом. Если же случается так, что оба клуба выдают не лучшие кампании, шанс появляется у третьей силы, «Атлетико» или «Валенсии». И так происходит всегда.

Какое будущее вы предвидите для Пепа Гвардиолы в «Манчестер Сити»?

Это не будет простой прогулкой. Это более трудная задача, чем те, с которыми он сталкивался. В «Барселоне» было чуточку проще потому, что у них был неиссякаемый источник талантов и Месси. Когда он возглавит «Сити», ему придется практически полностью перестроить команду, да и конкуренция на верхушке турнирной таблицы очень мощная. Он будет успешен, но для этого придется приложить немало усилий.

Говорят, что Марсело Бьелса может возглавить клуб из Премьер-Лиги. Ваш соотечественник всегда оставляет после себя след.

Во всех командах он был либо успешен, либо нет. В нем столько страсти и живого интереса, он живет футболом и требует этого от остальных. Он будет требовать, чтобы его футболисты выкладывались до конца, до последнего удара сердца.


Источник и фото: Marca